АВТОМАТИЗАЦИЯ МЕНЕДЖМЕНТА
Тел: +7 495 922-18-21

Последняя любовь, или как Учитель воспитал Ученика Бизнес-кейс

Последняя любовь, или как Учитель воспитал Ученика
Бизнес-кейс

 

 

Введение
Ситуация отношений Учитель – Ученик в разных вариациях сопровождает нашу жизнь, многие знаменитые люди в высоких должностях и званиях были когда-то учениками и их становлению помогали не менее известные в своих областях люди — Учителя. Например, у Пушкина был Державин, последнего самодержца Российского Николая 2-ого воспитывал выдающийся государственный администратор Победоносцев, Сталин сам себя считал учеником Ленина, современные гребцы на галерах на глазах становятся достойными продолжателями славных дел тех, кто их на галерах заковал и т.д.
И людям меньшего калибра свойственны подобные связи. Так, один Ученый, Руководитель, а также одновременно Учитель (УР), к закату советской власти много добился, защитил кандидатскую, докторскую, стал молодым профессором, возглавил научную лабораторию, обрел Имя в своей области. Он много и успешно учил, был прирожденным Учителем, ученики защищались, становились профессионалами, самым талантливым он предлагал место у себя.
Предыстория
Но тут подвернулась великая августовская революция 1991 года. Долгожданное солнце свободы вроде бы и воссияло, однако налаженная, прежняя жизнь пошла прахом. Сказать, что стало трудно, было бы слишком мало. Платили гроши, централизованных заказов и научных тем не стало, число соискателей степеней (учеников) упало в разы, сотрудники разбегались кто куда, подаваясь в челноки, в торговлю, а самые предприимчивые и смелые огородами уходили за кордон, на ПМЖ за границу. Но наш герой устоял, не соблазнился, упорно продолжал работу в профессии, удержал ядро сотрудников лаборатории, а когда началась приватизация, то, к своему удивлению, сотворил немыслимую форму взаимовыгодного сожительства частной фирмы (которую он организовал на себя) и большого государственного исследовательского учреждения с неплохой экспериментальной базой, необходимой для лаборатории.
Теперь ученые люди мало писали бумаг, а больше налегали на практические заказы, значительно поменяв прежние направления работ. Заказы сначала были очень редкие, случайные, однако после дефолта 1998 года стали медленно, но стабильно расти. Увеличивались и заработки, лаборатория тотально монетизировала всю свою деятельность, возник бизнес, появилась клиентура, постоянные заказчики и устойчивый приток наличности в компанию. В лабораторию УР опять стало престижно попадать, в том числе для защиты диссертации, вновь появились ученики, УР и при новом режиме не потерялся, а сумел укрепить свое доброе Имя. Персональный бренд, как теперь говорят.
Завязка
Учитель был мудр, понимал, что не вечен и в середине 00-ых годов, на хорошем 7-м десятке лет, выбрал своего лучшего ученика (ЛУ), остепененного и талантливого в профессии, который очень многим был обязан шефу. И состоялась у них устная договоренность, что Учитель передаст Ученику на определенных условиях свой пост и долю в бизнесе, не пройдет и нескольких лет, ведь Учитель не вечен, осознавал эту суровую истину и Ученик, с энтузиазмом соглашаясь на должность заместителя с правом первой подписи.
Время шло и шло, но дедушка как-то не сильно спешил слабеть и стареть. Напротив, развив завидную энергию, умудрился в очередной раз жениться на молодой (очень молодой и красивой) ученице — соискательнице степени с периферии. УР с юной супругой интенсивно принялся обустраивать свой быт, широко для новой семьи разрешил жилищный вопрос, стал с женой разъезжать по курортам, на старости лет полюбил горные лыжи и при этом все меньше отдавался работе. Но дело-то шло, ЛУ – не подводил, деньги приходили на карточку УР регулярно, заместитель систематически докладывал о состоянии дел, больших провалов в работе не было, заказы поступали, лаборатория росла и укреплялась новыми кадрами, которые приводил уже ЛУ. Со своей стороны и УР не обижал и платил заместителю, как ему казалось, щедро, очень щедро. Все было хорошо, для начальника занялась теплая, почти болдинская осень…
Кульминация
Однако в душе у заместителя – ЛУ — накапливались непростые и нехорошие вопросы, вроде доколе ждать, возникали мысли, подобные, как Пушкин выражался про своего дядю, бывшего, как известно, самых честных правил. Т.е., лучший ученик продолжал оставаться №2, хотя давно созрел и очень хотел быть, рвался к №1. Напрямую вопросы, типа «ну когда же…», шефу не задашь, но косвенно ЛУ получал от УР сигналы, что договоренности в силе, нарушать их он не собирается, а те несколько лет, о которых уславливались – так они еще не завершились. Смысл был такой, подожди, дружок и будет тебе счастье, ведь наш бизнес – это пока мой бизнес. В чем лично ЛУ неоднократно убеждался, видя красавицу – жену, иногда заезжавшую за шефом на новом «Мерседесе», понимая, что эти «несколько лет» вне фиксированных рамок могут длиться и длиться…
Не сразу, но ЛУ осознал, что пора прекратить переживать и начать как-то действовать. Начал он с простого, с создания своей клиентской базы путем перехвата клиентской базы своего босса. Он убеждал клиентов (да просто говорил, какие реквизиты указывать в договоре), что формально контракт на выполнение работ следует заключать не с лабораторией шефа, в которую приходил заказчик, а по понятным соображениям налогового характера с другой, тоже их фирмой (на самом деле – компанией ЛУ), гарантируя сроки и качество работ. А иногда на часть работ, оставляя другую часть на лабораторию. Хорошего бухгалтера у них не было, а сотрудники лаборатории физики (и особенно химии) этих процессов движения финансовых средств, кажется, просто не замечали, интересуясь только своими приличными (для их круга) заработками, которые получали частично в конвертах.
Со временем ЛУ на этом не остановился, а предпринял попытки переключить на свою схему и важных традиционных заказчиков, руководители которых лично знали Учителя. И те подписывали документы, доверяя Ученику, только потому, что знали Учителя. Возможно, и здесь бы все успешно проскочило, но ЛУ стал нет-нет, да проговариваться в беседах со старыми заказчиками, в том смысле, что все дела в компании фактически ведет он, ЛУ, а от дедушки нет никакого толка. Им де помыкает молодая жена, что ему уже давно пора на покой, он мало сейчас соображает в деле и т.д., что не укрылось от внимательных глаз и ушей собеседников. О чем некоторые из них, в аккуратных выражениях, информировали УР и на что последний долгое время не обращал внимания, будучи занят интенсивной семейной жизнью.
Развязка
Так прошло несколько лет, молодая жена УР успешно защитилась и получила очень хорошее место по протекции мужа, оставаясь по-прежнему, молодой и красивой. Чего нельзя было сказать о муже, который, теперь уже в начале своего 8-го десятка, оставался по-прежнему безупречен в части обеспечения ее материальных потребностей, но уже не мог поддерживать на должной высоте ее сильно возросшие духовные и иные потребности, каковых жаждала и, безусловно, заслуживала такая красавица. А вот некоторые другие, далеко не доктора наук — вполне обеспечивали эти иные потребности, к такому неутешительному выводу пришел ученый профессор, сопоставив однажды соответствующие концы и начала. Семейная жизнь дала трещину, а потом как-то быстро пришла к логическому завершению, супруги расстались, при этом жена на память о муже умудрилась оставить за собой общую жилплощадь.
Учитель, оставшись один, как бы очнулся от обморока быстро промелькнувшей бурной супружеской жизни и перипетий раздела жилья, после недолгих раздумий вернулся к своей лаборатории, или, сказать по новому – в бизнес. В свой бизнес. Оказалось, что трудовые навыки не пропали, любимое дело не только утешало, но и опять стало доставлять удовольствие, восстановил привычку приходить раньше и уходить с работы позже других. Эйфория возврата продлилась не долго, до тех пор, пока он не занялся детальным анализом заказов и договорных отношений. Сначала возникли подозрения, что куда-то уходят заказы, а потом он посмотрел документы, быстро припомнил звонки своих друзей, встретился и переговорил с ними. И раскрылась перед ним истина, во всем ее суровом обличье, и понял он, повернувшись, наконец, к фактам, что его заместитель нагло и, фактически открыто, уводит его бизнес.
Состоялся разговор между Учителем и Учеником, если это можно было назвать разговором. После чего, успокоившись и рассуждая чисто конкретно, как бизнесмены, но без экстремизма, свойственного иногда бизнесменам (все же интеллигентные люди), оба они, УР и ЛУ, осознали, что оказались в непростой ситуации и стали думать, как жить дальше. Поначалу каждый видел, в основном, доводы эмоционального характера за немедленный «развод», но при более детальном анализе появлялись и факторы за продолжение сотрудничества, что под этим бы не понималось.
Тем временем раскол между УР и ЛУ обнажился, соответственно расколов и рассорив сотрудников. При этом, как ни странно, линия боевого столкновения, проходила не между «старыми» (шефа) и «новыми» (заместителя) сотрудниками, а по моральным позициям сторон, в основном, по вопросу, кто кого обманул. Тут еще запутанная схема прохождения заказов стала сказываться на качестве работ, возникло и стало укрепляться недоверие к лаборатории, ее руководителю и заместителю (кто из них прав, а кто — нет, со стороны не разобрать), появились другие негативные факторы, что отразилось в виде слабеющего потока заказов. И на финансовом положении сотрудников отразилось.
С каждым днем ситуация становилась все хуже…
Надо было что-то делать и от читателя потребуется помощь в ответе на следующие вопросы.
1. Как следовало действовать нашим героям, чтобы не попасть в подобную ситуацию?

 

2. Как разрешить создавшуюся коллизию, каковы ваши рекомендации по выходу из тупика для УР и ЛУ?

 

3. Что можно сказать относительно моральных аспектов во взаимоотношениях Учителя и его лучшего Ученика?
Данный бизнес-кейс опубликован на ресурсе Executive.ru, по следующей ссылке.

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Поиск по рубрикам

Счетчик

Яндекс.Метрика

Логопедический Портал

Сайт Фонда «Лицо ребенка»

Портал ДЧЛХ

Сайт программы АМ-Стоматология